История про старого козла 2

Конструкторы предусмотрели так, что у Уазика управление приводом в едином блоке, это правильно. Хотя были некоторые нюансы с подключением переднего моста. Особенно это было хорошо заметно на гражданской версии 469 Б. Нужно было два ключа: один специальный в виде трубочки снимающей колпачок, и рожковый ключик на 12. И вот она экономия топлива, когда ты едешь на заднем приводе, либо наоборот увеличиваешь проходимость для условий местности приближенной к боевым.

Блокировка только одна, по центру. Можно было сделать блокировку заднего дифференциала, но не сделали. Экономически нецелесообразно. Машина одноразовая. Солдата убило первой пулей, машину второй. Техника на поле боя в принципе у нас одноразовая, собственно как и люди. Так что обойдется Уазик от повышенной проходимости. У него центр блокируется и редуктора. Нормально он на редукторах доползет до линии фронта.

УАЗ 469 без тента

И вот он такой 469-ый, наше всё. Тряпочный брезент, дерматиновый салон, все отлично работает, его же военная госприемка принимала, только иногда крестовину кардана обрывало, потому что сталь плохая. Надо же было на чем-то сэкономить. Не украсть а сэкономить — это экономически обосновано. Так и получается, что мотора нет, блокировок нет, кузов шальной, вала отбора мощности нет, лебедка не предусмотрена, сзади запаска и целым отделением можно если что перенести через какой-то буерак, или форсировать Днепр и далее нормально защищать Родину.

Вот с этим ужасом мы по сию пору. Хотя официально Уазик снят с производства. Армейские закупки были прекращены лет 5 назад. И это должно быть сделано давно, потому что не должна быть гражданская машина на службе в армии. У нас есть Брянский автомобильный завод, который делает специальную технику, причем только военного назначения. Не может быть машина полугражданская, временами колхозная, а в остальное время военная.

УАЗ Хантер

Но фактически по сию пору Уазик у нас в армии присутствует. недавно вот я на танковом полигоне в отпуске отдохнул под рейсовым танком. В в этой воинской части были только УАЗы, не одного Хаммера трофейного, ни одного Доджа и даже ни одного современного Тигра, которые приняты на вооружение. Ничего это го не было.

Почему у нас с такой оголтелостью обожают УАЗ? Почему народ, хватая друг друга за грудки постоянно орет: «Мы без этой машины в глубине сибирских руд погибнем! УАЗ — это наше всё!» Да действительно УАЗ — это наше всё. Потому что за те 45 лет сколько существует данная модель автомобиля на конвейере страна не изменилась. Как мы жили, как бабы в озере белье полоскали, как не было дорог, как собирают гонца до сельпо раз в две недели, так все это и продолжается.

В этом безвременье, в котором оказалась страна — брошенные люди, брошенные деревни. Как все было при социализме доктрина брошенных деревень, когда человеку давали понять, что не он хозяин земли, так и осталось. Мы тут в Москве лучше знаем, как должно быть, а в твою деревню мы дорогу никогда не проложим. мы даже это не планируем. Электричества там никогда не будет. и фельдшера, и аптеки, и детского сада. Вот УАЗ для такой страны и необходим. Других вариантов нет. На чем еще? На 469-ом козле. На этом старом, на скрипучем, но таком нужном и полезном.

Вот эта машина без, без мотора, без эргономики, сделанная без любви к своему делу на которой солдатик отмучается несколько лет и если не убьют к мамке домой поедет. У нас же в Уставе написано, как боец должен переносить тяготы и лишения военной службы. Должен переносить стойко. И так же была сделана эта машина. И именно поэтому она популярна. Вот этот примитивный аппарат, предназначенный для войны помогает людям выжить в не самых простых мирных условиях.

Поэтому, конечно низкий поклон 469-ому и инженерам, которые его сделали. Они создали машину не для вояк, а для всей страны. Там, на бескрайних просторах он еще будет еще долго. Ем сейчас 45 лет, а когда мы с вами будем отмечать другую красивую цифру, они по-прежнему будут в строю.

Сергей Асланян.

На главную

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *