Тест-драйв Volkswagen Jetta

Такого быть не должно, но часто встречается, когда в семье растёт нелюбимый ребёнок. Трудно сказать, почему его родители не любят — то ли потому, что семья эта была образована при наличии этого ребёнка, либо просто невзлюбили, — непонятно. Это психология, переходящая в психиатрию, не всегда дающая точный ответ. Тем не менее есть такое явление — нелюбимый ребёнок.

Нелюбимому ребёнку, даже когда он абсолютно свой, абсолютно родной, всё как-то по остаточному принципу достаётся. И в кружки его не водят, и одет он, как правило, донашивая за кем-то из старших, либо, покупаемое самое дешёвое на распродажах. И карандаши у него не самые яркие, и фломастеров у него нет, и ластик у него не из тех, которые приятно пахнут и хочется съесть. И причёсочка так себе, если это девочка, то бантики у неё унылые. И ребёнок сам по себе до какого-то возраста этого не осознаёт, он же не знает, что он нелюбимый. Он думает, что просто жизнь выглядит так. Потом уже, становясь взрослым, он сравнивает, у него есть какие-то материалы для обобщения. Он видит, что в его же классе, в его же группе есть более счастливые, более любимые…

Новая Джетта
Вот по принципу нелюбимого ребёнка у Volkswagen родилась модель Jetta. Есть платформа Volkswagen Golf. И это любимое дитя концерна. Все усилия концерна Volkswagen в первую очередь сосредоточены на выращивании этого самого любимого ребёнка. Для этого «ребёнка» идёт всё: любые преподаватели, лучшие кружки, шикарная одежда, прекрасные дизайнеры, очень хорошие кутюрье… Вот всё то, на что способна богатая семья, она даёт своему любимому ребёнку. Поэтому Volkswagen Golf любого поколение всегда — это машина с отточенной управляемостью, с очень хорошими подвесками. Это машина, у которой всегда есть определённое количество каких-то преимуществ над одноклассниками. Будь то эра электроники — это электронные чудеса; будь то эра техники и механики —это будут какие-то технико-механические достижения, связанные иногда в том числе с изобретением полного привода, с оригинальной подвеской, хитрыми подшипниками, нормально отпарированным рулевым и так далее. В общем, воспитание этого ребёнка у концерна Volkswagen занимает всё время работы и отдыха: 24 часа в сутки концерн выращивает Volkswagen Golf.

И вот тут так получилось, обстоятельства сложились: вот есть ребёнок — Jetta. Платформа та же, а машина совершенно другая. Эта машина сделана по остаточному принципу, как нелюбимый ребёнок.

Подвеска… «Ну давайте, что ли, поработаем над подвеской…» А какая целевая аудитория? В какой стране эта машина водится? У нас в родной Германии? Нет. В Германии поди найди Jetta, там никому не нужен седан. Немцы не любят седаны, они любят универсалы, они любят хэтчбеки. Немец — человек функциональный; он понимает, что иметь пятую дверь важнее, чем изображать седан, на котором тебя якобы как начальника кто-то будет возить. Никто тебя не будет возить, в Германии начальник чаще всего сам едет за рулём, тип кузова не играет роли.

Машина-то на самом деле для третьесортных людей, живущих в третьесортных странах. Основное производство Jetta — это Мексика. Немножечко в России, на лучшем отечественном предприятии — Горьковском автозаводе. Ему как раз сейчас 85 лет, там традиции пролетариата будь здоров какие. И Jetta выпускается в «642 разновидностях» в Китае. Там все платформы, какие только были у «джетт» и у «гольфов», начиная с первого поколения, всё ещё в ходу. У китайцев этих странных фольксвагенов, о которых мы просто даже никогда не узнаем, имена их не произнесём, — пучок, в базарный день на рубль можно купить сразу несколько вёдер. Там разновидностей этих «джетт», совсем уже нелюбимых детей, невероятное количество.

Когда я был на Шанхайском автосалоне, реинкарнаций Jetta насчитал на полянке, где паслись разной степени убогости именно китайские фольксвагончики для внутреннего рынка, что-то порядка 28 моделей. Не модификаций — моделей! Они по кузовам даже не совпадают, они все разные. Но по платформе — да, это Jetta.

Вот этот нелюбимый ребёнок для мексиканцев, русских ну и, сами понимаете, для китайцев. Поэтому как-то всерьёз заниматься доводочными испытаниями этой машины… Ну, у русских что? — у них холодно и плохие дороги. Значит так: пакет для плохих дорог и печку помощнее. Сойдёт для вас. Китайцы: вам же нужно рис мешками возить, и палочками его есть прямо за рулём. Ну хорошо, вот вам подставка для палочек и некоторое количество ёмкостей под рис. С мексиканцами всё понятно, по Голливуду немцы знают и мы знаем (мы не верим, немцы верят): это наркобароны, наркотрафик. У мексиканцев на хвосте постоянно полицейские, нужно отстреливаться. У них там будет два трупа в багажнике, поэтому нужно, чтобы там был хороший кровесборник и можно было машину вымыть из шланга… В общем, своя специфика.

И вот на нашем рынке есть Volkswagen Jetta, который и производится у нас. Мощное производство Volkswagen Jetta. Мы видим, они по Москве ездят. На борту обычно написано что-то типа «Следственный комитет». Машину мы после этого, конечно же, уважаем. Вот и всё.

А где она ещё, в такси? В такси её нет. Кто у неё конкурент на рынке? Немцам мнится, что в первую очередь это Ford Focus, потом Toyota Corolla. Где Ford Focus — и где Jetta? Даже не по количеству продаж, а по качеству автомобиля. Ещё конкурент — Octavia. Но Шкода не просто на порядок лучше и выше, чем Jetta, — это вообще с другой планеты машина. Это как раз тот автомобиль, который вызывает у немцев ревность, переходящую в ненависть. Ну почему чехи делают такую классную Шкоду, а мы, немцы, делаем такой классный Джету, но не для себя.

И на самом-то деле главная задача этих машин — это функциональность и уныние. Мы выбираем первое, мы не выбираем второе. А первое у нас представлено чем и кем? Кто главный конкурент Volkswagen Jetta в нашей стране? Volkswagen Polo. Это всё то же самое, и там уныния столько же, а функциональность гораздо выше. И Volkswagen Polo, который, мягко говоря, не шедевр и сделан для таких же целевых аудиторий — для аргентинцев, пакистанцев, опять-таки для русских, для китайцев, ну да, чёрт с ними, для мексиканцев тоже, — он не блещет. Но когда у тебя есть возможность сэкономить 300 тысяч, ты экономишь эти 300 тысяч. И в нашей стране машин для дела, для работы, для такси — целый выводок. Это в первую очередь, конечно же, в данном весе прямой конкурент Polo, а на самом деле ещё Renault Logan, Rio и Solaris. Вот она, четвёрка. Вот все они вчетвером, собравшись в маленькую стаю, кладут на обе лопатки Jetta.

Какие у Jetta есть преимущества перед конкурентами? Преимуществ, по большому счёту, два. Это длина салона в зоне задних пассажиров и задняя независимая подвеска. При своём росте жирного коротышки 1 метр 82, сам за собой я сажусь с запасом по коленям где-то сантиметров, наверное, в 25. Это невероятный результат. И снаружи не видно такого пространства. Но ведь и в Volkswagen Polo садишься тоже не впритык коленками. В Polo крыша не давит, он же не зря сделан по форме чемодана. Потому что это чемодан с ручкой, которым очень удобно пользоваться по прямому назначению: для перетаскивания тяжестей и для перевозки людей. Тебе нужно загрузить туда некоторое количество особей, и ты их везёшь. Без кайфа, без фанатизма — но ты их везёшь. И там не тесно, а в Jetta ещё и просторно. Поэтому Следственный Комитет выбирает Джетту. В ней сзади и человек в наручниках нормально помещается, и мужики в бронежилетах с автоматами, и вещдоки в багажник легко складываются — багажник большой. Но главное преимущество, конечно, это салон.

Но мы-то ожидаем, что будет ещё выигрыш от того, что сзади независимая подвеска — ведь она же та самая, от Golf. А Golf по управляемости — очень чёткий автомобиль.

И вот сажусь я в респектабельный вишнёвый седан для миллионеров (машина стоит миллион триста), с двигателем 1,4 TSI, 150 л. с. форсировки, 7-ступенчатая DSG, максимальная комплектация. Вот просто всё, что можно сюда навесить. Это единственная комплектация с подобным мотором и с этой коробкой. С форсированным двигателем в 150 лошадиных сил существует только одна реинкарнация в мексиканском Jetta на русском рынке. Плавность хода при такой длине базы, конечно, уже сама по себе должна быть более выигрышной, но управляемость — вот я её прямо сейчас где-то здесь найду.

Салон новой джетты

И я еду на этой шаланде, даже не полной кефали, которую мотает по дороге так, что я понимаю: вот здравствуйте, пакет для плохих дорог! Если по прямой на любой скорости свыше 3 км/ч ты наступаешь на педаль — тут же затыкается коробка. Была очень серьёзная работа по увеличению ресурса этой 7-ступенчатой коробки DSG, поэтому алгоритм работы такой, что он всегда запаздывает. Это очень напоминает стилистику Красной армии с её главной тайной. «В чём главная тайна?» — пытали Мальчиша-Кибальчиша проклятые буржуины. Главная тайна, если вы помните Веллера, в том, что Красная армия всегда опаздывает. Это наш стиль. Здесь этот стиль совершенно чётко реинкарнирован в автомобиль.

Ты наступаешь на педаль, у тебя 150 л. с, у тебя трубило, у тебя 7‑ступенчатая DSG, в которой, мы знаем, нет момента запаздывания. Машина говорит «квак» — и ты носом в руль! — потому что ничего не происходит. Где 150 лошадиных сил? Ну хоть двадцать лошадок, пожалуйста, давайте быстренько — хвостики задрали, ушки подняли, побежали!

Jetta 2016

Поехали — и тут же у тебя начинает включаться пиктограмма стабилизации по курсовой устойчивости — потому что машину начинает мотать. Она сделана, мы же знаем, для идеальных мексиканских автобанов. Мексика отполирована до горизонта, и все преступники из Америки с чемоданами награбленного уезжают обычно в Мексику. Мы помним этот переход границы, видели по телевизору — собственно, как единственную рекламу Мексики. Ты туда шикарно въезжаешь на своём дымящемся каком-нибудь кадиллаке, который весь уже прострелен, и дальше едешь по ровному асфальту. И в Jetta, адаптированной для русских дорог, который делает нижегородский пролетариат, ты наступаешь на педаль — и он начинает ловить дорогу, потому что поймать её он не в состоянии, его мотает.

Здесь, конечно же, заслуга ещё зимней резины. Сейчас в Москве нормальная зима — плюс 4. Здесь нешипованная Yokohama Ice Guard IG50. Очень плохая резина.

Причём когда в Facebook я пожаловался на своей странице по этому поводу, мне сразу сказали: «Слушай, очкарик, что ты понимаешь! Эту йокогаму где делают? Да у меня во дворе! Я живу практически в конуре при этом самом заводе»…

Ребята, всё гораздо хуже: Made in Japan. Это японская резина. Японцы не умеют делать зимнюю резину. Японцы в последние 400 лет на Фудзияму ползают на четвереньках в лаптях. Зимняя резина им не нужна. У японцев, как вы помните, признак доблести: самурай босиком по снегу идёт. Спит он обычно башкой в дровах и всегда босиком. Какая зимняя резина? Зимнюю резину в Японии делать не умеют. Ну, как и самурайские мечи.

Японцы регулярно выезжают куда-то в Финляндию на какой-нибудь полигон и потом снимают рекламу: вы же знаете, что в Ивало все шинники мира катают свою резину, и мы здесь тоже! Посмотрите, мы въехали в зиму и выехали из зимы. Но мы вам не покажем, что мы там делали, потому что… Знаете, мы сами не понимаем, что мы там делали.

И вот эта Yokohama, по идее, ваша любимая «липучка», она же должна прилипать к асфальту и к мокрому, и к сухому… Она не держит вообще. В принципе не держит, мне выпало несколько сухих абсолютно дней — и морозных, и тёплых. У этой резины есть огромный плюс: она не работает вообще никогда, ни на каком покрытии. И конечно, машине тягот это добавляет. Но на плохой резине я, например, ездил на разных других автомобилях по этим же самым дорогам. Главный конкурент, который видится Volkswagen по рыночной нише в нашей стране — Ford Focus, — идёт совершенно по-другому. Плевал он на плохую резину и на колейность. А Volkswagen Jetta идёт, спотыкается и говорит: «Ребята, я мексиканец! Я в этой стране вообще чйорт побйери, не понимаю, как вы тут ездите!» И вот он куда-то галсами двигается, а ты едешь и понимаешь, что если у тебя так бьётся в истерике пиктограмма — наступай на педаль или не наступай, двигатель всё равно душит, мотор не может в полную мощность работать и коробка тоже, потому что оно под собой земли не чует! Оно же понимает, что сейчас убьётся. Где? Да на любой улице города Москвы. Экстремальнейшая езда по ровному собянинскому асфальту со скоростью потока.

Но машина едет. И вот когда ты находишь, например, кусок действительно идеально ровного мексиканского автобана и есть возможность зацепиться как-то за субстрат, она идёт. И тут двигатель начинает уже дышать полной грудью, потому что как только на пол крутящего момента стрелку кинул — всё, он поехал. Там действительно есть некоторое количество лошадей, которые претендуют, собравшись в стадо, обозначить собой цифру 150 боевых единиц. Нет, не так много. Но когда уже коробка успокоилась, когда резина сдалась — мотор может ехать. Тут становится интересно, потому что машина эргономичная, руль где надо, и педали на месте, и обзорность у тебя есть. А вот поясничного подпора нет и не будет никогда: ну что там, за миллион триста! У миллионеров спина здоровая, у них есть собственный массажист.

Сергей Асланян.

 

На главную