УАЗ изобретет двигатель за 2 миллиарда рублей

У автомобильной промышленности каждой страны есть свои национальные особенности. Национальная особенность нашего отечественного автопрома — это отсутствие двигателя. У нас никогда нет моторов. Мы постоянно ходим по-миру: либо покупаем, либо воруем. Свой двигатель изобрести для нас крайне трудно.

под капотом УАЗа

При этом, поскольку мы являемся наследниками Советского Союза, то, соответственно, очень многое из того, чем жил и что из себя представлял Советский Союз, конечно же, у нас по сию пору в ходу, в обиходе и в ежедневном использовании. То есть это не только национальная наша особенность, когда у барина крестьянин считал необходимым что-нибудь украсть, но и в целом наш подход, по которому был построен социализм — то ли это всё ничьё и я поэтому беру, то ли это моё и я поэтому беру. С Западом мы тем более не церемонились: мы планировали Третью мировую войну. поэтому, если нам нужен был двигатель — мы его воровали или покупали.

У нас честный человек и по сию пору в диковину. Честный человек вызывает недоумение, переходящее в особо жестокую разборку в суде. Поэтому воровство двигателя считалось нормой, а воровство технологии — вот тут были уже трудности. Когда мы крали идею, нам нужно было как-то под эту идею подверстать то, что у нас есть, — а у нас было мало чего. И каждый раз, когда нужен был мотор — неважно, для чего этот был мотор, за исключением, может быть, самолёта или танка (тут мы иногда делали прорывные затеи, которые реализовывались в очень интересные моторы).  Ну и аксиальный двигатель мы свой изобретали — тоже довольно интересная конструкция.

А в быту мотора не было. Ну вот что хочешь делай, вот нету — и всё. Как-то раз украли у BMW, Уфа делала для завода «Москвич» и для Ижевска мотор, от которого BMW, очень быстро раскаявшись, отказалась, а мы половиной страны сели на этот двигатель, М-412. Потом наконец-то мы купили у итальянцев Fiat. Причём молодец Андронов. Нам пытались дать старый мотор, нижнеклапанный. Он сказал: «Минуточку. Мы это не купим». И Андронов поссорился с делегацией, поссорился с КГБ, который смотрел за этим проектом. И тем не менее своим авторитетом додавил и наших, и итальянцев — и мы получили современный мотор и по сию пору на нём катаемся. Всё то наследие, которым пользуется нынешний АвтоВАЗ.

Ульяновскому автозаводу в этом отношении совсем не повезло, потому что, с одной стороны, у нас же есть ненависть к внутреннему потребителю. То есть, понимаете, говорит рабочий, я тебе, крестьянину буду хорошо делать? Ты кто такой? На возьми — что у меня получилось.

И не зря первый сорт шёл в армию, второй сорт шёл в промышленность, третий шёл в сельское хозяйство. УАЗик был для армии. Армии боялись, поэтому что-то делали. Но понимали, что УАЗовские машины на экспорт не пойдут, хотя пытались им вплоть до Пакистана торговать, не говоря уже о том, что по Италии или по Франции порой наши АУЗики катались. Экспортных амбиций не было, изначально машина создавалась для войны, а для войны, как известно, и так сойдёт. И мы утешали себя госприёмкой. Говорили: ну, для армии-то знаете как мы делаем! Мы для армии ух как делаем!

Ничего подобного. Для армии мы делаем так же плохо, как для всех остальных. Просто для сельского хозяйства в три раза хуже, чем, например, для армии. У Ульяновского автозавода была проблема с двигателем. У него мотора не было никогда, его нет и по сию пору.

Потом был очень смешной момент, когда на рубеже веков олигархи зашевелились. Вот эти клановые группировки бросились хватать зубами все, что плохо лежало. И произошла коллизия, которая по сию пору вызывает недоумение у тех, кто в теме. В Ульяновске есть УМЗ — Ульяновский моторный завод, который принадлежит «Группе ГАЗ». И он делает двигатели для Газелей. А у «Группы ГАЗ» под боком, в Нижегородской области, есть Заволжский моторный завод, ЗМЗ — и он принадлежит УАЗу. Та группировка, которая хапнула себе «Северсталь-авто», которая хапнула себе Ульяновский автозавод, она «проспала» двигательный завод — и двигатель у них из-под носа выдрали горьковчане. А горьковчане, когда хапнули себе весь куст производства Нижегородской области, упустили ЗМЗ — и ульяновцы его хапнули. Поэтому один и тот же грузовик, например, в Ульяновске грузит двигатели, никчёмные абсолютно, УМЗ, везёт их на ГАЗ, сгружает, потом в Заволжске берёт горьковские моторы и везёт их в Ульяновск. И вот так этот бред у нас творится. А поскольку у нас олигарх олигарху враг и он ненавидит его точно так же, как и всех остальных, то, соответственно, здесь не может быть никакого консенсуса: вот это моё — и я ни с кем не поделюсь. И оно плохое и убогое.

У УАЗика двигатель чудовищный абсолютно. Вот нынешнее поколение бензиновых моторов… Это только у нас. Hindustan Ambassador такое мог себе позволить — и мы себе можем такое позволить, на этом жутком моторе.

И были очень неплохие идеи, когда, например, двигатели Iveco покупались. Вообще, УАЗик тем лучше становится, чем больше в нём комплектующих иностранных. Была даже в своё время очень интересная модель, такой «мул», когда из SsangYong сделали УАЗик, когда на шасси Musso надели сверху УАЗ. Ходовая SsangYong, трансмиссия SsangYong, двигатель SsangYong. Машина, кстати, по сию пору жива и продаётся за какое-то несметное количество миллионов. УАЗик коробку Dymos поставил. Раньше была арзамасская чудовищная коробка передач на УАЗ, которая просто фантастика. Это такой, знаете, специфический вид издевательства: вот на тебе, вот сдохни, гад, за рулём моего УАЗа. Кстати, я рабочий — ты меня уважай, а я тебя в гробу видал, мерзавца, потому что ты крестьянин или солдат, я тебя не уважаю. Вот она, пролетарская доблесть.

Продолжение

 

УАЗ изобретет двигатель за 2 миллиарда рублей: 1 комментарий

  1. Всех приветствую! С новым годом поздравляю, хочу пожелать всем счастья, здоровья и удачи в этом году!

    Отличный у вас сайт, многие статьи действительно полезные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *